Главная страницаРазное мед. публикации

27/09/14

Опыт майя



Майя советовала мне, как надо улаживать различные домашние дела, и, что самое важное, она слушала то, что я ей говорила. Я все еще помню головокружение от никотина во время перекуров с Майей, ассоциировавшееся у меня с тем, что можно отбросить все мои защиты. Каким чудесным облегчением после всей той лжи, которую я выслушивала от других, было поговорить с ней и услышать правду. Много лет спустя, когда я впервые познакомилась с целительскими практиками индейцев и научилась использовать табак в молитвенных ритуалах, когда люди говорят друг с другом сердцами, я рассмеялась: оказывается, Майя с ее сигаретами была моим первым учителем- знахаркой.

Майя — первая в моей жизни, кто Говорил Правду. Иными словами, она говорила из сердца. Истина, которую провозглашает такой человек, полна глубокого сострадания. Я размышляла, удастся ли мне использовать то, чему я научилась у Майи, при встречах с работавшими в конюшне ребятами. Не то чтобы я уж очень хотела с кем-то подружиться, просто мне немного не хватало общения. Остальная конюшенная братия, такие же социально отверженные типы, как и я, были гораздо старше, некоторым из них — за двадцать, и они веселились вовсю: дрались, взламывали замки и угоняли машины, во весь опор скакали на сдаваемых в прокат конях по близлежащему полю для гольфа и превращали его газон в грязное месиво. На шесть лет моложе самого младшего из них, я была для них тем, над кем можно посмеяться. Старшие ребята воровали алкоголь и наркотики и развлекались тем, что давали их мне попробовать. Я была их талисманом — игрушкой, от которой нетрудно избавиться, когда она надоест; меня можно было подставить норовистой лошади или столкнуть с сеновала. Но эта компания была всем, что у меня было. Я пыталась добиться признания в стае, становясь еще более непредсказуемой и совершая еще более дикие поступки, чем они, играя роль безумного шута, который на все готов и которого ничто не может смутить.

Однако по какой-то причине эти почти взрослые ребята почувствовали нечто в моих детских выходках. Они начали приходить ко мне со своими проблемами, большая часть которых мне в моем возрасте была совершенно непонятна. Что я могла знать в десять или одиннадцать лет о том, кто с кем спит и зачем они это делают? Если они рассказывали мне о чем-то, что еще не было частью моего детского опыта, я начинала слушать их не так, как слушала обычно. Казалось, их слова капают в колодец. Затем следовал момент тишины, нечто зарождалось во мне, и откуда- то из моих глубин приходил ответ. Я не обдумывала его; просто произносила то, что ко мне приходило. Это было странно и непривычно, но мне нравилось. Давать советы намного лучше, чем терпеть над собой злые шутки. Скоро даже те, кто обходились со мной наиболее жестоко, стали приходить ко мне, чтобы услышать от меня мудрое слово.

У Рене, например, были неприятности с ее парнем. Для конюшни она была довольно неподходящим персонажем, такая себе девочка с килограммом туши на глазах, волосы залиты лаком, а одежда висит на теле по моде тех дней. Рене жаловалась мне, что она и ее парень, Рэй, слишком часто ссорятся, и спрашивала, что ей делать. Ответ пришел из колодца: «Спроси его, чего он на самом деле хочет». Странный ответ или нет? Это был конец шестидесятых. Никто не спрашивал подростков, что им нужно. И уж конечно, никто не задавал подобных вопросов Рэю. Но это сработало. Скоро ко мне за советами стал приходить и Рэй. Почему мужчинам больше нравятся длинноволосые женщины.



Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2