Главная страницаРазное мед. публикации

29/12/13

Пересекая гринвичский меридиан



Волны встретили нас уже в широком устье Эльбы. По двум берегам знаменитой реки огни убегают влево. Туда, где Гамбург. Направо огней нет. Там море. Тридцать шесть часов мы плывем в шторме. Все меньше и меньше пассажиров выходит к завтраку и обеду. Кто, кутаясь в плед, сидит на палубе, кто совсем не вылезает из каюты. Жалко маленьких ребят. Еще вчера они весело играли друг с другом. Двое советских четырехлеток — мальчик и девочка, — едущие вместе с родителями куда-то в Южную Америку, шестилетняя шведка и трехлетняя англичанка Салли, дочь сотрудника английского посольства в Москве.
Сегодня никого из них не видно ни на палубе, ни в столовой.

По качающемуся коридору мама несет на руках Салли. Каждое утро у нас с этой голубоглазой девочкой была одна и та же игра. Я спрашивал ее по-английски: «Хау ар ю?» — «Как вы поживаете?», а она, улыбаясь, отвечала по-русски: «Спасибо, хавашо!» Сейчас Салли тихо ответила по-английски: «Сэнк ю», — но улыбнуться у нее уже не хватило сил.

Утром двадцать восьмого июня снова тихо. Мы идем горловиной Темзы. Здесь она такая широкая, что кажется, будто это еще море или залив. До Лондона шестьдесят километров. Все ближе и ближе сдвигаются берега. Теперь это уже река, и оба ее берега называются — Англия.

Перебегаем от борта к борту, чтобы ничего не пропустить. Слева Гринвичская обсерватория. Та самая, через которую проходит меридиан — двоюродный брат нашего Пулковского меридиана. Помню, как учил в детстве: «...меридиан — это воображаемая линия долготы, которая...» Значит, мы сейчас эту воображаемую линию пересекли и меридиан проходит как раз между нами и вон той чайкой, что качается на нашей волне.

Чайки эскортируют нас с тем же упорством, с каким они взялись это делать еще в устье Невы. Ни в шторм, ни в штиль ни на минуту не покидали они неба над нашими головами. Не могут же это быть все те же чайки? Значит, передача эстафеты налажена у них просто идеально.

Чайки двух противоположных берегов, русского и финского, получив от каждого из нас в общей сложности по крайней мере килограмма по два хлеба, не считая печенья и всяких съедобных остатков ресторана, передали нас с крыла на крыло чайкам Швеции — и сделали это так незаметно и тактично, что нам даже в голову не пришло, что мы кормим других.

Шведские чайки отдали невидимую эстафетную палочку немецким чайкам Кильского канала, те отдали ее чайкам Северного моря, и уже они, проводив нас до берегов Британии, передали «Белоост-ров» английским чайкам Темзы.

Их невероятное количество, этих белокрылых англичанок. И в небе, и на воде, и на беспарусных реях многомачтового корабля с круглыми пушечными люками по серому борту. Это исторический фрегат адмирала Нельсона.

Справа торжественно движутся вполне современные эсминцы. На флагмане сотни разноцветных флажков. Это шведский король едет в гости к королеве английской.
А впереди буквально лес мачт и пароходных труб. Это доки и верфи Лондона. Океанские пароходы стоят у причалов как многоэтажные белые дома.
Капитан что-то негромко кричит в трубу. Матрос быстро разматывает чалку с тяжелым мешочком на конце. Значит, собираемся причаливать.
Но куда? Только тут замечаю: у маленькой пристани на углу какого-то пакгауза стоит группа людей. Они, по-видимому, уже давно машут в воздухе букетами цветов и что-то кричат.
Мы тоже начинаем кричать и махать руками, шапками, платками. Все ближе и ближе...

Вот уже можно различить лица. Летят в небо черные мешочки. Разматываются в воздухе тоненькие чалки. Плюхаются в воду тяжелые канаты. Скрипит борт, тарахтит лесенка сходен.

Причалили!
 


modnica-x.ru

аксессуары, и многое другое о моде.








Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2