Главная страницаРазное мед. публикации

21/11/13

Метрическая структура



Впервые ударил настоящий колокол, и к его звучанию присоединился весь оркестр. Еще свободнее стала метрическая структура и оттого — непосредственнее, выразительнее фразировка. Будет ветер сосать их ржание. Панихидный справляя пляс,— поет солист, а хор раздувает стон. Его звучание «напоминает и завывание ветра, и плач матери-природы, провожающей поэта в последний путь». От безмерно захватывающего напряжением чувств напева, от дрожания струнных, от панихидного пения хора и погребального колокольного звона испытываешь подлинное потрясение — такая в этом слышится неизбывная тоока и такое нежелание расставаться с жизнью!. А литавры и «мертвенные» кларнеты (теперь уже вместе с солирующим контрафаготом) снова начинают отмерять последние предсмертные мгновения. Одиннадцать ударов сопровождают заключительные фразы певца с их ниспадающими интонациями бесконечной усталости и обреченности. Двенадцатый звучит уже тогда, когда певец умолк, и только контрафагот глубоко в басах повторяет конец его последней фразы.

Если бы Свиридов не дал такой исповеди поэта в поэме, посвященной его памяти,—это было бы непозволительным отступлением от исторической правды о Есенине. Но, с другой стороны, если бы подобный монолог стал завершением поэмы и ее выводом, —это было бы тоже неправдой или неполной правдой. Единственно верный выход заключался в том, чтобы вслед за панихидой по отжившей, уходящей Руси оказать словами поэта о том, ради чего она умерла. И Свиридов избрал именно такой путь.

Финал поэмы — «Небо — как колокол» — торжествен и величав, подобно финалам русских эпических опер (хотя и короток, быть может, даже чересчур). С начала до конца играет весь оркестр, поет весь хор, выдерживается звучность фортиссимо. Голос героя (солиста), который высказал до конца свое, личное в предыдущей части, здесь уже больше не слышен. Одинокая фигура поэта растворилась в безграничном «вселенском» пространстве. В этом — и смерть поэта, и его бессмертие. Теперь поет только хор, который от его имени провозглашает:
Небо — как колокол,
Месяц — язык.
Мать моя — родина,
Я — большевик.
(Из поэмы «Иорданская голубица»)

Музьжально-образное решение финала определилось начальными строками стихов. Оркестр и хор сливаются в одном мощном гудении исполинской звонницы. Оно льется плавными волнами, то сжимаясь, то расширяясь.

todid.ru

Лечение гематом синяков в домашних условиях. Полезные советы, рекомендации, инструкции от сайта todid.ru




stroy-stroyka.ru

ВХОД: Строительный каталог информации Stroy-Stroyka.ru






Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2