Главная страницаРазное мед. публикации

21/11/13

Все равно остался я поэтом.



Потому с особенной остротой чувствовал Есенин обреченность старой деревни, за которую у него «сжималось сердце». Потому же ему казалось, что с ломкой и гибелью патриархального крестьянского уклада должны умолкнуть его песни, что они не нужны будут «стальной», «машинной» Руси.

Вот откуда — мучительные переживания, воплощенные Есениным в стихотворении «Я последний поэт деревни», которое положено в основу девятой части поэмы Свиридова. И композитор выразил их в музыке с поистине потрясающей силой. Предсмертная исповедь героя стала в его музыкальном претворении не только вершиной лирической линии поэмы, но и одной из самых впечатляющих страниц всей русской музыки нашего века.

Без надрыва и плаксивости, «скорбно и отрешенно» (авторское указание певцу) отпевает себя герой поэмы. Отгремела частушка, и после паузы оркестр начинает новую часть предельно просто-—тянущейся «оголенной» квинтой в холодноватой звучности низких флейт и кларнетов. Как и в начале первой части, от музыки сразу веет тоской, ощущением одиночества и безотрадности. Изложение здесь еще более скупое, без каких-либо изобразительных деталей. Взгляд героя устремлен не в окружающие поля, а внутрь души.

Прощальная тесня народного певца по-народному проста, искренна и строга. И интонационный склад (сплав крестьянского и городского), и метрика (переменная), и детали оркестровки (стонущая альтовая флейта), и даже отдельные мелодические обороты — все роднит две песни: «Я последний поэт деревни» и «Край ты мой заброшенный». Новости на moymalyk.ru





Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо войти или зарегистрироваться
Сейчас на сайте посетителей:2